Honey (honeys_house) wrote,
Honey
honeys_house

СТОЛЯРКА, БАЛЕТ И ТРАДЕСКАНЦИЯ

Детство мое было обычным. Обычным, в смысле счастливым. После того, как мои биологические родители исчезли, а это потом уже, где-то к двадцати пяти узнала, что биологического папеньку закрыли за мелкие пакости, а биологическую маменьку за убийство сожителя и их лишили родительских прав, опеку надо мной взяла бабушка и дедуля.
Надо признаться, что я не разделяю мнения о том, что ребенку нужны "хоть какие-нибудь родители" и поиск сиротами своих пап и мам мне не понятен. Совсем. Если ребенок растет в любви и заботе, значит папой и мамой являются те, кто окружает его любовью и заботой. Поэтому я занималась своими детскими делами, а не планировала отправиться на поиски "мамопап".
Но это вводка особо темы повествования-то не касается. Так, на понимание.
Дедуля мой человек был необыкновенно работоспособный. Работящий мужик. Поэтому его особо не устраивал график копания вечной мерзлоты "сутки через трое" и он устроился на вторую работу - столяром в музыкальную школу.
Столярная мастерская местом была волшебным. По запахам, по ощущениям и по компании. Запахи были древесные, с примесью клея и легкого перегара, ибо мужики - дедуля, реставратор музыкальных инструментов и разнорабочий не гнушались иногда, да. А непогнушавшись приходили в необыкновенное расположение духа и развлекали общую внучку как могли. Реставратор частенько отсыпал разноголосых пластинок от баяна, в них можно было дудеть и в детском саду это весьма котировалось. Также мужики никогда не отказывались от трапезы мною приготовленной: жареные гвозди, суп из стружки, рагу из опилок. Ну, и тих-потих учили меня пользоваться рубанком и паяльником. Единственно, что было категорически запрещено, так это подходить и трогать циркулярную пилу. и теперь это знание у меня на генетическом уровне: в любой непонятной ситуации беги от циркулярной пилы.
А еще в столярке была тайная комната. Ее открывали редко и для этого нужно было быть пай-девочкой. В темной-темной комнате висели костюмы для школьного хора и мандолины. До сих пор мне кажется, что мандолина - это почти волшебная палочка. Трогать нельзя, только любоваться.
И вот мы плавно подошли к балету. Хотя, казалось бы, причем тут балет. А вот при чем. Напротив столярки был балетный класс. И если на цыпочках подойти к двери и заглянуть в щелочку, то видно, как волшебные девочки в зале из зеркал делают пор де бра. Хотелось отчаянно. Так, что даже гуляш из стружек остывал. Но, вот беда! Маруся - дедушкина дочь и моя тетя - уже заканчивала музыкальную школу по классу фортепьяно. А это значит, что мою судьбу весом в двести пятьдесят килограмм избежать было невозможно. И меня тоже отдали на фортепьяно... Не то, чтобы я думаю, что из меня вышла чумовая балерина, но и пианистки не получилось тоже. Я не-на-ви-де-ла этот инструмент.
Кстати, про пианино и двести пятьдесят килограмм. Это было не только моим сущим наказанием, но и дедушкиным. Вы заносили когда-нибудь пианино на третий этаж? Вот-вот. А еще перемещение оного по квартире во время ремонта: "Виктор! Полы! Виктор! Аккуратнее!". И так лет двадцать. Пять переездов. Бедный мой дедушка - проклятое пианино.
Дедушка. Его не стало почти три года назад. И я не писала об этом. Наверное, потому что важное и особенное не выставляют напоказ, пока оно очень болит. Боль немного утихла. Осталась тоска. Мне его очень не хватает.
... Накануне Международного женского дня в детском саду мы готовили подарки мамам. Во-первых, рисовали портреты на огромных листах формата А-3 (а это же почти картина!). бабушка делала в те времена химию и я помню с каким удовольствием вырисовывала кудри на портрете. Сладострастно, я бы сказала. А еще воспитатели рассадили в бумажные стаканчики традесканцию, чтобы мы могли подарить цветок любимым женщинам. И я помню, как строго так внимательно дома заявила, что дедушка - только дедушка! - должен прийти за мной в сад. Ну, иначе же сюрприза не получится!
Он пришел. В марте в Норильске надо признаться погода совсем не шепчет и сильные морозы. Мою традесканцию он очень аккуратно завернул и положил во внутренние карманы своей дохи. Светлой, немного засаленной, пахнувшей немногом мазутом и беломором. А в подъезде (помню как я от нетерпения прыгала перед дверью, уж очень хотелось скорее вручить бабушке подарок) очень медленно, чтобы не поломать, дедушка достал росток. Я прямо помню его осторожные движения. И от этого воспоминания у меня сердце сжимается.
Это меня с самого детства, как традесканцию в мороз, он защищал и охранял.
Работал, учил грести на веслах, показывал, как набивать патроны. Позже - спорил о судьбах Родины. Сердился на мои проступки. Радовался правнуку. И всегда - строил. Дома, мебель, песочницы. Он мог построить всё.
И любили его все: родственники, друзья, теща, зять, мои друзья, Маринины друзья, друзья Тагира (это наш зять и есть). Его любили животные и , даже кажется, автомобили.
Любимый мой воинствующий атеист, сделавший в жизни столько добра, что если рай существует, то мой дедушка там.
Дед, я люблю тебя.

z_bfaaf442
Tags: Оле скоро 36
Subscribe

  • Щемяще

    Не так уж часто я стала находить источник вдохновения. И еще реже я сама им являюсь. Но когда это случается, это так трогательно, это щемяще. Я…

  • SOS: НЕТ СРЕДСТВ ВЕРНУТЬСЯ С ДИАГНОСТИКИ ДОМОЙ!

    В поселке Абан Красноярского края с родителями живет молодая девушка Татьяна Артемова. Самостоятельно Таня не передвигается, сама себя обслужить…

  • Это не поражение, это шаг к победе

    Дорога на Эверест усыпана телами тех, кто попытался взойти на него, но не рассчитал силы. Тысячи сидящих у монитора в тепле и комфорте людей считают…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments